пятница, 2 июля 2010 г.

Стихи, пришедшие когда-то...

Настанет время чёрных кошек,
И я опять не усну до рассвета.
Поманит пальцем лунная дорожка,
И рассмеются звёзды серебристым смехом.
Отбросив шелуху дневного плена,
Я снова стану лёгкой и прозрачной
И брошусь в пенную пучину лета,
Став просто маленькой крупицей счастья.


День прожит. Не хватило дня…
И много дел останется на завтра.
Когда-нибудь мне скажут: «Жизнь прошла!»
Не хватит жизни… Так всегда.
Ведь много дел, а жизни – мало!

Прости, люблю тебя до боли,
Озёрный край влюблённых журавлей!
Я не умру – скользну в твои объятья
Прозрачным бликом солнечных дождей.
Я буду пить твои снега и росы,
Дышать закатом дремлющей листвы.
Прими меня в себя!
Журчаньем синих вёсен.
Прохладной тишиной над трепетом ручья.

В бледном небе заката – две птицы.
Неторопливо, спокойно парят,
Отметая плавными взмахами чёрных крыльев суету.
Они – бесконечность.
Как этот ослепительно оранжевый диск солнца.
Как эти недолгие краски вечернего неба.
Вместе с последним лучом заходящего солнца
Гаснет безмятежность,
Рождённая мягким светлым теплом.

Тишина пугливыми глазами
Заглянула в душу, прочитала мысли.
Как понять ей, что хочу грозы я!
Молний! Грома! Ураганов свиста!

«Жить хочу!» - как в миг последний
Прошептали губы и затихли…
Далека смерть. Жизнь так близко!
Дайте мне её! Хочу напиться…

Пронзительно синее небо
В короне берёз золотых.
Высокие чистые трели.
Тёплый солнечный блик.
Ветер. Шорохи. Звуки.
И снова так сладко душе,
Как-будто любимые руки
Тебя обнимают во сне…

Когда погаснет свет свечи,
И лик зари, лиловый и печальный,
Коснётся твоего окна,
Ты в юный день и в юный год
Войдёшь с словами на устах:
«Люблю… Любима…» Большего не надо!..

Во сне мы с тобой повстречались,
Но в явь побоялись шагнуть.
Во сне мы с тобою расстались
И сон не посмели спугнуть…

Разорвать невидимые нити…
И уйти. Куда? В небытиё.
Если бы ты только знал, любимый,
Как они надёжней всех оков!

Идти по дороге, залитой солнцем,
И от радости жмуриться.
Хочу так любить…
Не хочу, чтобы в нашу любовь
Проникали времени холодные щупальца.
Не хочу, чтобы она стала привычной.
Ведь тогда она начнёт стареть. Потом умрёт. И я.
Хочу всегда ей радоваться, удивляться.
Тогда юность будет вечной,
И мы будем счастливы с тобой! Всегда!

Алую гвоздику – на чёрный асфальт.
Белую розу – в липкую грязь.
Было – что не было.
Брось – и забудь!
Люди!!!
Когда я к вам зверем вернусь?

Я не знаю молитву.
Я не верила в Бога.
Боже мой, как тоскливо!
Господи! Как одиноко!..

СОН
В пустом городе есть один пустой дом.
С обязательно мокрыми окнами.
Никогда и никто не был в нём.
Я зайду туда. В серой мгле – дождь.
Дождь за безликими серыми шторами.
Неуютно и сыро. Очень холодно.
Нет людей и собак. В этом городе я одна.
Мысли, чувства этой серой мглой припорошены.
Дом пустой. Серый дождь. Мне не выйти одной.
Никогда…

Где границы разумного и черта безрассудства?
Где предел безысходности и где бред самодурства?
Расскажите мне главное, покажите мне ценности.
Покажите границы!
Ну, а если мне тесно в них?..

К чему обиды и слова?
Ведь я одна.
Среди смеющейся толпы
Всегда одна.
Ведь, если даже рядом ты,
То нет тебя!

Я в себе заблудилась,
Я в себе потерялась.
Словно в лодочке утлой
Без весла оказалась…

Где мне найти мою любовь?
Она ушла и не вернулась…
Как-будто в прорубь окунулась,
И унесла её вода…

Моя заплаканная душа
Билась вечером в чёрное окно,
Оставляя на стекле следы слёз.
Почему ты решил, что это
Опять прошёл дождь?..
Почему ты решил, что это
Была гроза?..
Когда кричала во тьме звезда,
Кутаясь от космического холода
В обрывки равнодушной тучи,
Почему ты решил, что это
Была гроза?!
Любви? Да ей просто нужна была
Капля тепла! Частица тебя…

Еще не встретившись – расстаться,
Друг друга не узнав в толпе.
Как страшно – в жизни потеряться.
И без любви пропасть во мгле.

Одинокое пламя ночи
Я в ладони сожму осторожно.
И на миг стану птицей лесной.
Или ветром.
Или тобой.

Я не войду в твою любовь.
Не потревожу.
Но только ты меня забыть
Уже не сможешь!

Закричит, забьётся, заплачет.
И сорвётся! Как в воду канет.
Тишину на мгновенье обманет.
И опять!
Сердце, сердце! Ты - лёд и пламень!

Я зажгу все лампы -
Пусть будет праздник!
Я зажгу все звёзды –
Пусть будет счастье!
Для меня, для тебя,
Для всех птиц и зверей
Будут двери открыты в ненастье!

Доверчиво прохладным носа пятачком
Уткнётся летний вечер мне в колени
И завиляет ласково хвостом.
Мой милый пёс! Мой верный друг навеки!

Я убежала из дворцов в леса и степи
И повстречала там тебя, мой гордый ветер!
Накроешь ты меня крылом – я стану птицей-песней
И полечу навстречу дню с тобою вместе.

Прощай, прощай, моя печаль!
Мы будем пить и веселиться.
Но дай мне, Боже, очутиться
Наедине опять с тобой!..

Мне кажется, что я тебя люблю.
Совсем нечаянно.
Мне кажется, что я тебя люблю.
Почти отчаянно.
Пусть ночь пройдёт. Но не любовь.
Ты в ней останешься.
Как жаль, что ты – мой сон.
Что ты мне кажешься.

Мой брат – болотный огонёк.
У нас глаза цвета разлуки.
Или тоски. И вечной муки
Единства счастья и беды.

Не хочу. Не могу. Не умею.
Свою душу – как шею в петлю.
Пусть рыдает, кричит и смеётся.
Пусть живёт!
И в тебе отзовётся.

Моя заблудшая душа,
Где ты найдёшь того пророка,
Что путь тебе укажет к Богу,
Свечу зажжёт и от порога
Благословит на жизнь, любя?..

За последней звездой
На заре голубой
Побегу, словно вслед за счастьем.
Я её не найду.
И в траву упаду.
Пропаду - промолчу. Не заплачу.

Верни меня на эту землю!
Пусть грешницей.
Я не могу святою быть
Там, в бесконечности.

Хочу любить – как пылать.
И чтоб синим пламенем!
Хочу сгореть я дотла
В этом пламени адовом.
Сгореть. Взлететь. И вновь упасть,
По земле развеявшись.
Любимый образ сохранить,
Исчезнув в Вечности.

Здравствуй, здравствуй
И прощай,
Набежавшая слеза!
Ты давно не приходила.
Погостила и ушла.
Что же ты молчишь,
Душа?..

Я буду рисовать безумство неба:
Неистовство заката и покой,
Последний всполох солнечного света,
Который канет в пурпур облаков…

Не ловите дикую птицу!
Не сажайте её в клетку!
Не ломайте её крыльев!
Не вонзайте прутья в её сердце!
Она всегда будет помнить СОЛНЦЕ!
Она всегда будет чувствовать НЕБО!
Да поймите же,
Ведь это – ПТИЦА!!!
Она сама на ЛЮБОВЬ ответит!..

«Прости, забудь и уходи», -
Моя любовь мне прошептала.
«Я ничего не обещала,
И ты мне верить не должна».
Над обгоревшею листвой
Растает дымка голубая…
Но пламя теплится печали
И вновь взметнуться хочет ввысь,
Но «Удержись, не оглянись!» -
Опять мне вслед любовь кричала
Или предательски молчала,
Когда её порой звала,
Её просила и молила: «Спаси!»
«Забудь и уходи!
Ведь путь, усыпанный цветами,
Тебя ко мне не приводил!» -
Высокомерно отвечала.
Моя жестокая любовь,
Ты даже слов других не знала.
И словно страшный демон ада
Судьбой мне послана была
Однажды раз и навсегда.
Моя прекрасная любовь,
Парящая под облаками,
Была ты нищей и богатой,
Была дождём, была закатом,
Но ты не знала никогда,
Что ты и кровь, и плоть моя,
Что я – есть ты, а ты – есть я!

Я не хочу так больше, не могу!
Сама себя я убиваю на бегу.
По капле яда в кровь. И по глотку.
Но жизнь идёт. А я никак не упаду…

Меня будили по ночам
Горячие глаза звёзд,
Когда ослепшие от ветра фонари
Тянули к ним свои прозрачные пальцы,
Срываясь с привязи и скуля,
Словно свора брошенных голодных псов.
Когда корчилась от боли луна,
Разбившаяся вдребезги на тысячи осколков,
Хрустящих под ногами кровавыми кристаллами
Лопнувших вен.
Когда вздыбленная от гнева земля
Рвала в клочья чёрный бархат своего тела,
Задушенного мёртвыми корнями деревьев,
Впитавших в себя ненависть.
Тогда обжигающий взгляд моей далёкой сестры
Заставлял меня каждый раз умирать заново
Вместе с моим сошедшим с ума миром…

Я буду пить весну
Огромными глотками,
Словно олень, припавший к роднику.
И стану ветром
И твоим обманом,
Что пронесётся мимо,
Опьяняя налету.

На ресницах – то ли слёзы, то ли дождинки…
День, как шторой, задёрнут влагой.
И на плечи дождём мне струится
Бесконечная грусть – фуга Баха…

Тихое, ласковое, нежное
Чьё-то имя тает в тишине…
Словно приговор – ОПУСТОШЕНИЕ.
И расплата – казнь себя в себе.

Глаза волка – янтарный вскрик моря,
Зачерпнутый ладонью у виска.
Начало бесконечности.
И пропасть, звенящая пронзительной тоской.

Ты не заметишь меня во мне.
Как жаль…
И осторожно сердце зубами
Стиснет печаль.
Шумное, яркое мимо промчит,
Роняя след.
Не разглядишь. И что-то погаснет во мне
Навек…

Хочу бежать по лунному мосту,
Вдыхая пьяный аромат сирени.
И танцевать до самого утра
С безумным ветром, страстным менестрелем.
Хочу забыть саму себя,
Кружась в призывном ритме ливней.
Забыть тебя! Забыть тебя!
И в первый раз уснуть счастливой…

Не упади, случайная слеза,
На эту боль, на эту рану.
Не потревожь!
О, Бога ради, не буди!
Пусть спит
Тревожным сном тирана.

Что жизнь моя?
Преддверье будущего тлена?
Источник счастья? Сгусток гнева?
Или запёкшаяся кровь
Воспоминания о НЁМ?

Не удержаться и не отвернуться.
Подхватит Ночь протянутые руки,
Наполнит до краёв волшебный кубок.
И вот уже я – Ночь,
А звёзды – флейты звуки…

По раскалённым углям босиком –
Как по звёздному небу,
Бросив за спину круг луны,
Словно в море монету,
Побегу по следам, что ведут к прибою.
По чужим следам.
За чужой судьбою.

Запомни истину:
Зажатый спазмом нерв
Лишь на мгновенье мёртв и недвижим.
Он снова задрожит, забьётся, закричит.
Нужны лишь силы – миг тот пережить…

Пусть жизнь моя как огонёк,
То засмеётся, то навзрыд заплачет.
Она твоя. Я не могу иначе.
Тебе, однако, это невдомёк…

Острым лезвием обиды
Режет дождь доверчивые руки.
Мы уже мертвы под ливнем
Отчуждения. Мы - трупы.

Мокрый щенок свернулся под лавкой.
Дождь без конца. Дождь без оглядки.
Серые крыши. Бесцветные лица.
Но чьи-то белые губы
Шепчут молитву…

Как по разбитому стеклу,
Иду я по непониманью.
И как надежды обнищанье,
Воспринимаю суету.
Опять пройдут тысячелетья,
Прикрыв лохмотьями увечья,
И лишь нечёткий след кровавый
Напомнит мне, что я живу…

И душа моя покрылась пеплом.
Когда это было? Я не помню.
Но помню, что светилось солнце
Неистовым лиловым светом.
И поседели все деревья.
Зачем это было? Я не знаю.
Стояла средь обугленной равнины
Я пред Любовью на коленях…

Я создала тебя из пустоты.
Из ничего. Как ветер – облако.
Я свила радугу мечты
С твоим лицом и твоим голосом.
И не могла никак понять,
А может просто не хотела,
Что не смогу я воплотить
Свой миф в уже живое тело.

Сожми в ладони солнце,
А в другой – луну.
И в раскрытое небо
Загляни как в судьбу.
Может быть, ты увидишь
Мир, прекрасный как сон,
Что сияет над бездной
Со стеклянным мостом.

Не коснись моей жизни,
Не задень крылом.
Отлетят в осень листья,
Станет горько потом.
Перелётная птица,
Ты летишь в свой дом.
Не садись мне на плечи!
Ведь так больно потом…

Кикимора болотная,
Выйди, выйди мне навстречу.
Погадаешь мне, зелёная,
И проводишь в чащу к лешему.
Ой, друзья мои лохматые,
С вами горестно и весело!
Соберу траву дурманную
И останусь с вами вместе я.

И звёзды плескались в луже,
И падали брызги в небо.
Кому это было нужно?
Тому ли, кто знал наверно?

Закричит в ночи дикая кошка, -
Где-то вновь сотворение мира.
Нет ещё ни Рая, ни Ада.
Есть луна. И есть кошка.
А кошка всегда права.
Кошка знает начало,
Ведь для неё
Всё давным-давно уже было…

И упадёт последний жёлтый лист…
Как пожелтевшая страница истлеет в мраке бытия.
И сгинет ночь.
На смену дню наступит новый день,
И жизнь продлится…
Пусть упадёт последний лист!
Пусть вечность повторится!

В тишине, торжественной и звонкой,
Стынет лес, стряхнув остатки сна.
В предрассветной дымке утопая,
Как могуч ты, неприятель зла!
На кустах, как грязные лохмотья,
Затаились тёмные черты.
Влажный мрак по моху вглубь уходит,
Прячась в норы – логово ночи.
Пусть минуту, пусть ещё мгновенье
Всё молчит в восторженной тиши –
В кронах первый луч уже играет,
Разрывая сумрак, а за ним –
Паутинкой солнечного света
Оплетёт столетние стволы.
Изумрудом вспыхнет пень замшелый.
Янтарём вдруг брызнет смоль сосны.
Первый ветра вздох, совсем несмелый,
Пробежит, чуть слышно, по листве.
Там замрёт. И снова шаловливо
Прыгнет вниз. Как змей скользнёт в траве.
В тишине пронзительно и тонко
Зазвенит разбуженный комар.
И прозрачный воздух долго-долго
Будет после этого дрожать…

Мой дождь,
Пролившийся назавтра
Потоком солнечного сна
В мой город,
Пламенем объятый
Вечнозелёного огня;
Моя звезда,
Раскрывшаяся утром
Цветком, вспорхнувшим в тишину, -
Мой мир,
В который ты без стука
Лишь перейдёшь по стебельку.